postheadericon Пчелы и многокорпусный улей

 Многокорпусный улей в мировом пчеловодстве

Если проанализиро­вать, хотя бы поверх­ностно,  состояние дел в пчеловодстве неко­торых стран и сравнить их с отечественным пчеловодством, то кар­тина предстает для нас совсем не радостная. Эффективность как промышленных, так и любительских пасек за рубежом, как правило, гораздо выше, чем у нас.

На зарубежных пасе­ках редко можно уви­деть ульи в виде распис­ных избушек, колоды в форме медведей и прочих представителей фауны. Зато там вполне обычны пасеки в несколько сотен, а то и тысяч пчелосемей, содержащихся в совре­менных ульях. Довольно сложно представить себе отечественную пасеку в пару-тройку тысяч ульев Дадана-Блатта или лежа­ков, которую обслужи­вали бы всего несколько человек. Зато никого в мире давно уже невоз­можно удивить пасекой из нескольких тысяч ульев системы Лангстрота-Рута, которую обслуживают от двух до пяти чело­век. Например, в США и в Канаде такие пасеки составляют основу пче­ловодства. И дело тут не в привычной для нас еще недавно гигантомании, а в максимально возможной экономической эффек­тивности, основанной, прежде всего, на возмож­ностях и достоинствах многокорпусной системы ульев. Как правило, промышленные и любительские пасеки в этой части света имеют узкую специализацию.

В Европе ситуация прямо противоположна американской. Пасеки, как промышленные, так и любительские, имеют относительно небольшое количество пчелосемей и более универсальны, чем канадские и американские. Часто на них одновременно получают сразу несколько видов продукции. Такой подход к делу обеспечивает устойчивость и стабильность, постоянную рентабельность. Европейские пчеловоды предпочитают “стоять на двух ногах”. К слову сказать, моя собственная система многокорпусного содержания пчел (с ее возможностями можно ознакомиться здесь) также очень универсальна и высокопроизводительна, поэтому больше подходит именно для европейского пчеловодства. Но ее выгодно отличают от прочих простота применения основных технологий и наличие безроевой технологии, которая позволяет на 100% предотвращать приход пчелосемей в роевое состояние (без ослабления семей). Отсюда и высокий уровень получения любой продукции с низкими затратами труда и времени.

В далеком теперь уже про­шлом в России можно было встретить пасеки, на которых насчитыва­лось по нескольку тысяч колод. Медосбор с каж­дой колоды был неве­лик, но со всей пасеки достигал немалых для того времени объемов. Однако для современ­ного пчеловодства важно получение меда не только «на круг», но и от каждой пчелосемьи в среднем. Во многих странах это пони­мают хорошо и стараются добиться максималь­ной производительности от каждой пчелосемьи, независимо от размеров пасеки. При этом там нет и намека на массовое изобретательство. Как на крупных промышленных, так и на небольших люби­тельских пасеках при­меняются совершенно одинаковые ульи и стандартные технологии к ним. И всех это устраивает, так как позволяет получить максимальное количество продукции.

Иное дело у нас. Чуть ли не каждый пчеловод – сам себе изо­бретатель, конструктор и испытатель. С одной сто­роны, это совсем неплохо. Творчество в любом про­явлении можно только приветствовать, незави­симо от его результатов для самой творческой личности. Гораздо хуже то, что подчас авторы подобных «шедевров» начинают их широко рекламировать и пред­лагать к использованию в массовых масштабах. Для опытных и грамотных пчеловодов знакомство с таким творчеством вполне безопасно. Но вот начи­нающие пчеловоды могут попасть впросак, не сумев заметить за красивой упа­ковкой негодное содержи­мое. По большому счету новации в области пчело­водства возможны только при хорошем понимании биологических особенно­стей самих пчел, с учетом их породной принадлеж­ности.

 

По моему глубокому убеждению, все проблемы нашего практического пчеловодства начинаются именно с неправильного выбора типа рабочего улья, а продолжаются из-за отсутствия доста­точно хороших систем содержания к имеющимся на той или иной пасеке типам ульев.     Вовсе не случайно наибольшее распространение во всем мире получил многокор­пусный улей различных модификаций. Действи­тельно, если сравнивать многокорпусный улей с ульями других систем, то получается, что первый в наибольшей степени отве­чает как биологическим потребностям медонос­ных пчел, так и практиче­ски всем запросам пчело­водов. Более того, можно предположить, что даже естественное жилище лесных пчел – дупло во многом проигрывает «многоэтажному» разбор­ному улью.

В естествен­ном жилище и разви­тие пчелосемей с весны, и сбор меда проходят относительно   медленно. Отстройка сотов ведется сверху вниз, а при скла­дывании меда неизбежно возникает задержка. Приносимый нектар пчелы могут сложить только в те ячейки, которые посте­пенно освобождаются от расплода. Другое дело многокорпус­ный улей, по своей сути «безразмерный», в котором и ско­рость весеннего разви­тия пчелосемьи, и темпы отстройки сотов, и сбор меда могут максимально обеспечиваться пчелово­дом.

 

По большому счету, новации в области пчеловодства возможны только при хорошем понимании биологических особенностей самих пчел, с учетом их породной принадлежности.

Давно уже известно, что  многокорпусный улей пре­восходит прочие системы в 6-10 раз по производи­тельности труда пчелово­да, и минимум на 40 % по медовой продуктивности, в пересчете на основную пчелосемью. Исходя из своего более чем двад­цатипятилетнего опыта работы с такими ульями, могу утверждать, что их «отрыв» по основным параметрам может быть даже значительно большим. Работаю я не со стан­дартными 10-рамочными четырехкорпусными ульями, а с 8-рамочными пятикорпусными. К тому же применяю собствен­ную систему содержания пчел, которую пришлось разрабатывать, так как ничего вразумительного до сих пор не смог найти ни в литературе, ни в практике. Например, из одного в другое пчеловод­ное издание кочуют без малейших изменений спо­собы работы с многокор­пусными ульями, которые, кроме недоумения и даже раздражения, никаких эмоций вызвать не могут.

 

Многокорпусный улей и работа корпусами

 

Высокая производитель­ность при работе с мно­гокорпусными ульями обеспечивается тем, что абсолютное большинство основных операций по расширению и сокращению гнезд, отбору меда и т.д. проводится не порамочно, а целыми корпусами. Это не только для пчеловода удобно, но и вполне согла­суется с природными осо­бенностями большинства пород медоносных пчел. При этом отпадает надоб­ность во вмешательстве в расплодную часть гнезда, где находится пчеломатка, и не приходится надолго выво­дить семью из рабочего состояния. Другое дело, что пчеловоды должны точно знать, когда и что требуется делать в ульях. Давайте проследим при­мерный порядок работы с корпусами в одном улье в течение всего года.

 


Многокорпусный улей: первое расширение


После выхода из зимовки пчелосемья сокращается обычно до одного кор­пуса. Но если она зимо­вала «на воле», то в ней имеется уже много рас­плода. Через некоторое время, когда начинают массово выходить из ячеек молодые пчелы из расплода, появившегося еще в конце зимы и ран­ней весной, семье может стать тесно. Тогда требу­ется провести первое рас­ширение новым корпусом суши или вощины. Обычно на корпус с пчелосемьей ставят корпус с сушью из запаса, но если в природе имеется устойчивый под­держивающий медосбор, а в семье пчелы – кор­милицы начали выделять воск, то первое расшире­ние лучше провести кор­пусом, в котором рамки с сушью чередуются с рам­ками с вощиной. В случае если пчелосемья занимает после зимовки более кор­пуса, то она оставляется в двух корпусах, и вме­сто первого расширения корпуса просто меняют местами.

 

Многокорпусный улей: второе расширение

 

Оно проводится, как только пчеломатка перейдет для работы из нижнего корпуса во второй. Убедиться в этом легко, не доставая рамок для осмотра. Достаточно просто аккуратно загля­нуть под холстик. Если 3-4 улочки в верхнем корпусе плотно обсиживаются пче­лами, а вощина отстроена, значит, пчеломатка находится там.Верхний корпус поме­щается на дно, на него ставится новый корпус с вощиной, накрытый раз­делительной решеткой, а сверху – тот корпус, кото­рый был нижним, занятый в основном печатным рас­плодом. Смысл в том, что пчеломатка вместе с корпусом, в котором имеется много места для яйцекладки, «переезжает» к самому дну. Пока она заполняет этот корпус расплодом и засевом, во втором снизу корпусе ведется актив­ная отстройка сотов на вощине.

 

Пчелы не терпят раз­рывов в гнезде, особенно в его расплодной части. Помещая корпус с вощи­ной именно между корпу­сами с открытым и печат­ным расплодом, пчеловод создает пчелам как раз те условия, при которых они быстро и качественно отстраивают соты. Через некоторое время все соты нижнего корпуса будут заняты расплодом и засевом, и пчеломатка переходит во второй корпус, где уже отстроено достаточно сотов для ее работы. В верхнем, третьем, кор­пусе из печатного рас­плода уже вышли молодые пчелы, соты освободились для складывания меда. В этот корпус пчеломатка подняться не может, так как ей пре­пятствует разделительная решетка.

 

 Многокорпусный улей: третье и последующие расширения


Каждое следующее рас­ширение проводят, когда во втором корпусе уже отстроено не менее поло­вины рамок. Но нельзя дожидаться полной отстройки всего корпуса. В этом случае матка может перейти вниз, где соты освободились от печат­ного расплода, что создаст для пчеловода некоторые трудности с ее поисками. При любом из последую­щих расширений улья корпусами проводится одна и та же стандартная процедура: второй кор­пус переносится вниз, на него ставится новый кор­пус с вощиной, накрытый решеткой. Затем поме­щается корпус с печатным расплодом, бывший ранее нижним, а на него возвра­щаются все остальные корпуса, в той же после­довательности, в которой находились до расшире­ния.

Для правильной работы с корпусами нужно всего лишь понять, что пчеломатка в течение всего года должна переходить из нижнего корпуса во вто­рой, и никак не выше. Очередное расширение нужно проводить в период между началом работы матки во втором корпусе и отстройкой в нем всех рамок, кроме крайних от стенок. Последнее рас­ширение проводится при­мерно за две недели до предполагаемого оконча­ния последнего в сезоне медосбора. Процесс рас­ширения в одном улье занимает меньше минуты. Причем, для этого не тре­буется ни высокой ква­лификации, ни каких-то больших усилий от пче­ловода. Особенно при работе   с   8-рамочными ульями, корпуса в которых значительно легче и компактнее, чем в 10-рамочных.

 

Многокорпусный улей: техника работы корпусами

 

Каждый из снимаемых с улья корпусов, прежде чем его отделить от улья, накрывается запасным холстиком или листом ДВП, фанеры. Тогда пчелы ведут себя спокойно, не «выкучиваются». Снятые корпуса расставляются на заранее подготовлен­ные щитки или крыши соседних ульев. Нижний корпус отставляется назад или в сторону вме­сте с дном. На подставку кладется запасное дно, и на нем собирается улей в нужной последователь­ности. Работа корпусами очень проста, не требует от пчеловодов ни глубо­ких знаний, ни больших усилий и времени. При правильном ее проведе­нии пчелы даже не испы­тывают беспокойства, а пчеломатка не прерывает яйце­кладку. В периоды под­держивающего или про­дуктивного  медосбора почти не требуется поль­зоваться дымарем.

 

Многокорпусный улей: зимовка «на воле»

После окончания послед­него медосбора улей сокращается до двух-трех корпусов. Верхний предназначен для зим­него корма, а один или два нижних содержат расплод. Очень важно, чтобы каждый сот с кор­мом не только был тол­щиной не менее 24 мм, но и отстроен до нижнего бруска, который, в свою очередь, должен быть не толще 8-10 мм. Основная причина того, что пчелы не могут перейти зимой в кормовой корпус, заклю­чается именно в несо­блюдении этого правила.

К наступлению устойчи­вых холодов улей должен состоять из дна, пустого (без рамок) корпуса (или полукорпуса), корпуса с сушью, где размещен клуб пчел, корпуса с кормом, подкрышника с помещен­ными в него холстиком и подушкой, и крыши. Очень желательно, чтобы между дном и нижним (пустым) корпусом находилась металличе­ская сетка, а нижний леток был полностью открыт и защищен от грызунов заградителем. К передней стенке улья лучше всего прислонить наклонно дощатый щиток, засло­няющий летки от снега и ветра.

 

Леток в кормовом кор­пусе при такой сборке улья может быть открытым или закрытым. По моим наблюдениям, на качество зимовки верхний леток влияет только в том случае, если между дном и корпусом с клубом не помещен пустой корпус. Другое дело, что к весен­нему облету пчел верхний леток должен быть непре­менно открыт, ведь пер­вые облеты пчелы делают именно через него.

 

Сетка между дном и пустым корпусом слу­жит для того, чтобы зим­ний подмор распола­гался на ней и не забивал нижний леток, что ухуд­шает вентиляцию. Подмор остается сухим, без пле­сени. Несмотря на то, что грызуны не могут снизу попасть на соты через сетку, лучше заградить от них нижний леток, чтобы своей возней и запахом не причиняли беспокойства пчелам.

При соблюдении этих простых условий пчелы зимуют отлично, вес­ной выходят из зимовки бодрые, имеют по нескольку рамок раз­новозрастного рас­плода, активно обле­тываются через леток верхнего корпуса, куда постепенно переходят в течение зимовки. Мороз им не страшен. Например, они одинаково успешно зимуют у меня в деревян­ных ульях с толщиной сте­нок 35 мм и 22 мм, а также картонных (из ДВП), с тол­щиной стенок 4 мм. Глав­ное условие – большие запасы доброкачествен­ного корма непосред­ственно над клубом пчел и хорошее удаление влажного воздуха через один или два летка.

 

Толщина стенок улья, как и внешнее утепле­ние, большой роли зимой играть не могут. Ведь клуб пчел обогревает только сам себя, а вовсе не вну­треннее пространство улья. Кроме того, холод­ный воздух действует на зимующих пчел положи­тельно. Чем ниже темпе­ратура среды вокруг клуба, тем он больше сжимается, и тем больше содержа­ние углекислого газа вну­три него. Как результат – замедление   физиологических процессов в телах пчел и увеличение про­должительности их жизни.

 

Многокорпусный улей: техника работы с летками

 

В существующих рекомен­дациях по работе с много­корпусными ульями либо почти отсутствуют, либо очень невразумительно даются указания о работе с летками. А ведь летки в ульях этого типа – такой же мощный инструмент в руках пчеловода, слу­жащий для правильного управления жизнью пче­лосемей, как и грамотное расширение гнезд корпу­сами.

Например, при каждом расширении гнезда кор­пусом с вощиной леток в этом корпусе должен быть открыт со стороны перед­ней стенки. Это необ­ходимо для того, чтобы после отстройки пчелами сотов пчеломатка перешла бы наверх беспрепятственно. Пчелы стараются медо­вые запасы складывать подальше от летка, а вот соты под засев матке как раз стараются подгото­вить поближе к летку, где больше свежего воздуха. То есть, если пчеловод не откроет своевременно леток в корпусе с вощи­ной, то пчелы,при наличии медосбора, будут склады­вать там нектар и мед, не оставляя ячеек под засев, а пчеломатка в это время сокра­тит яйцекладку в ниж­нем корпусе из-за недо­статка свободных ячеек.

 

В то же время, если улей состоит уже из трех кор­пусов, то верхний кор­пус после выхода моло­дых пчел из печатного расплода вообще оста­нется пустым. Известно, что пчелы, накопив мед в определенном корпусе, не станут переносить его выше, сколько бы там ни было свободного места. В результате замедлится развитие семьи, сократится медосбор, а пчело­вод недополучит много продукции.

 

В третьем корпусе, кото­рый после очередного расширения всегда занят печатным расплодом, через некоторое время нарождаются не только пчелы, но и трутни. Если молодые пчелы могут без труда спуститься в ниж­ние корпуса через раз­делительную решетку, то трутни оказываются запертыми в верхних кор­пусах. Они беспокоятся, и может даже произойти их массовая гибель. Чтобы не происходило ненуж­ного волнения в пчелосемье, связанного с «замурован­ными» трутнями, через несколько дней после нарождения молодых пчел и трутней нужно про­сто немного приоткрыть леток в третьем корпусе. По мере заполнения этого корпуса медом и вылета трутней леток можно будет закрыть.

 

Многокорпусный улей: борьба с роением

 Постановка корпусов с вощиной вразрез между корпусами с расплодом является очень хорошим противороевым дей­ствием. Пчелы, почувствовав разрыв между частями гнезда, стремятся его ликвидировать, загружа­ются полезной работой по отстройке сотов, а пчеломатки получают много места для ведения яйце­кладки на свежеотстро­енных сотах. Рост семьи ничем не сдерживается, она набирает макси­мально возможную силу. Однако, в зависимости от особенностей медосбора в той или иной местности, пчелосемьи все же могут придти в роевое состоя­ние. На тех пасеках, где пчеловоды мирятся с роением, из многокор­пусных ульев выходят мощные рои. Но сила таких роев мало радует пчеловода, если часть из них исчезает в неизвест­ном направлении… А ведь такое случается сплошь и рядом, часто пчеловоды, по разным причинам, не могут предотвратить слеты роев. К тому же роевое состояние неиз­бежно приводит пчелосе­мьи к длительному пере­рыву в работе и развитии. Никакая работоспособ­ность роев не может ком­пенсировать связанные с этим потери.

 

Полную гарантию по предотвра­щению прихода пчелосе­мей в роевое состояние может дать только еже­годная замена пчеломаток на молодых, сеголетних (т.е. текущего года рождения). Кроме того, в много­корпусных ульях пчеломаткам приходится столь интен­сивно вести яйцекладку, что даже без учета рое­ния их желательно еже­годно заменять, чтобы не снизилось качество пче­лосемей на пасеке. Этот способ предотвращения роения известен давно, но его практическое при­менение сдерживается тем, что сама работа по замене старых, прошло­годних пчеломаток на молодых весьма сложна и трудо­емка в тех типах ульев, где все работы прихо­дится производить порамочно.

 

Иное дело – замена пчеломаток в многокорпусных ульях. Их конструктивные особенности позволяют не только легко и быстро формировать времен­ные отводки для приема молодых пчеломаток, но и при­соединять их к своевре­менно обезматоченным семьям в виде корпусов.

 

Сам я пользуюсь несложным универсаль­ным приспособлением, обеспечивающим не только стопроцентный прием молодых маток, но и служащим для несколь­ких целей в пчеловод­стве. Но и без этого при­способления замена пчеломаток в многокорпус­ных ульях не представ­ляет больших сложно­стей. Достаточно сфор­мировать отводок, дать ему молодую пчеломатку, плодную или даже неплодную, выведенную на этой же или иной пасеке, и после облета присоединить к предварительно обезматоченной семье в виде целого корпуса. Этот метод очень прост в прак­тическом применении, особенно если пользоваться моей системой содержания пчел, и одновременно  исключительно  эффективен.

 

Как это ни поразительно, но вышеописанные заме­чательные качества мно­гокорпусных ульев, позво­ляющие пчеловодам без всяких героических усилий и трудового экстаза полу­чать максимально воз­можное, применительно к местным условиям, коли­чество любой пчеловодной продукции, вызывают у отдельных пчеловодов активное недовольство. Разумеется, речь совсем не о тех пчеловодах, кото­рые просто мало знакомы с многокорпусным содер­жанием пчел. Напротив! Скажем, в книге одного из изобретателей очеред­ного «чудо-улья» я как-то прочел, что, оказывается, многокорпусный улей потому плох, что пчеломатки в нем быстро изнашиваются от работы! В переводе с пчеловодной терминоло­гии на разговорный язык этот «глубокий» вывод означает, что лучше быть не богатым и здоровым, а бедным и больным… Ведь относительно быстрый износ пчеломаток говорит, прежде всего, о том, что у них была пол­ная возможность разви­вать максимальную яйцекладку. Значит, пчеловод на такой пасеке выращи­вает мощные пчелосемьи, способные дать много продукции. Да и приход в роевое состояние надолго задерживается, что дает дополнительное время на проведение противороевых работ.

 

Приведенный мной при­мер, разумеется, не отно­сится ко всем изобре­тателям в области пче­ловодства. Образно говоря, каждый сам для себя решает, прыгать ему с самолета с парашю­том или с зонтиком. Дру­гой вопрос, когда такой «парашютист», вместо того, чтобы скромно про­демонстрировать широ­кой общественности свое грандиозное изобрете­ние, назойливо советует другим прыгнуть с само­лета с зонтиком его изо­бретения. И при этом ругает парашюты послед­ними словами. Даже то немногое, что я успел изложить о замечательных качествах многокорпус­ных ульев, говорит о моей большой к ним привязан­ности и признательно­сти людям, сформулиро­вавшим некогда принцип многокорпусного содер­жания пчел.

 

Многокорпусный улей: новые технологии в пчеловодстве

 

Разрабо­тав собственную систему содержания пчелосемей, состоящую из четырех основных тех­нологий, добившись уни­версальности, простоты и удобства обслуживания пасеки, избавившись от роения, я лишь заполнил отдельные пробелы, кото­рые мешали многим пче­ловодам понять, что многокорпусный улей является уже более 150 лет самым перспективным, удобным одновременно для пчел и пчеловода, и что работать с ним  легко и просто. Кроме того, вряд ли могу вообще счи­тать себя изобретателем. Строго говоря, новые технологии в пчеловодстве – понятие весьма условное, ведь в  отноше­нии ульев и технологий к ним все давно уже «изо­бретено» самими пче­лами. Изобрести что-либо в области ульев и технологий – крайне сложная задача. Основные типы ульев давно известны: узковысокий и низкоширокий. Задача разработ­чиков отдельных техно­логий содержания пчел и целых систем, состоя­щих из ряда  взаи­мосвязанных технологий,  заключается лишь в том, чтобы, не противореча биологическим особенно­стям пчел, сделать работу на пасеке более простой и легкой для пчеловодов.

 

Не мудрено построить прочное здание на хоро­шем фундаменте. А вот на киселе или студне вообще невозможно. Скажем, можно разработать «супе­р-улей» на базе бабушки­ного сундука или ветхо­заветной колоды и даже звонко его окрестить. Но вряд ли можно будет добиться больших успе­хов на пасеке при исполь­зовании такого изделия. Так что успех разработки целиком зависит от взя­того за основу прототипа. Образно говоря, сложно создать современный самолет, прикрутив к кре­стьянской телеге ржавой проволокой реактивный двигатель.

 

А различные промежу­точные конструкции вряд ли могут называться как-то иначе, чем модификаци­ями. Биологические осо­бенности пчел сложились вообще до возникновения на Земле человека разу­много. Целью пчеловодов должно быть стремление обеспечить для пчелосемей все условия для комфортного существования и наиболее продуктивной работы. Собственно говоря, именно многокорпусный улей в наибольшей степени позволяет добиться этой цели.

 

Думается, что задача творческих людей в пче­ловодстве сводится не к изобретательству ради самого процесса изобре­тательства, а к доведению до полного совершенства тех замечательных раз­работок, которые появи­лись задолго до нас, и к их адаптации в зависимости от местных условий.

Посмотрите небольшое видео о пасеке, которая содержится в 8-рамочных многокорпусных ульях-трансформерах моей конструкции:


Другие материалы по теме пчеловодства:










Если Вы хотите сразу узнавать о том, что на моем сайте появились новые статьи о пчеловодстве, то можете сделать это с помощью предлагаемой формы подписки:

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *


Теги статьи: многокорпусный улей, многокорпусное содержание пчел, пасека, пчеловодство, работа на пасеке, пчеловодство для начинающих, метод пчеловодства.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии (2)

  • Александр:

    “Разрабо­тав собственную систему содержания, состоящую из четырех основных тех­нологий…”
    А можно ли поподробней узнать о Вашей системе содержания, в чем отличия от “стандартной”?
    О каких четырех технологиях идет речь?

    • admin:

      Александр, с кратким описанием технологий можно ознакомиться в статье “Продуктивная система содержания пчел”, в разделе “Пчеловодство”.

Комментировать

Для пчеловодов
Печи, камины

 

Заработок в сети

 

Статистика сайта
Все материалы сайта:
Друзья сайта
группа ХОББИ